Стих я полонского


Недавно ты из мрака вышел, Недавно ты пошел назад, И все ты видел, все ты слышал, - И все ты понял невпопад... Остановись! Ужель намедни, Безумец, не заметил ты, Что потушил огонь последний И смял последние цветы!.. Источник: Бессрочная ссылка Священный благовест торжественно звучит - Во храмах фимиам, - во храмах песнопенье; Молиться я хочу, но тяжкое сомненье Святые помыслы души моей мрачит. И верю я - и вновь не смею верить, Боюсь довериться чарующей мечте, Перед самим собой боюсь я лицемерить, Рассудок бедный мой блуждает в пустоте; стих я полонского И эту пустоту ничто не озаряет, Дыханьем бурь мой светоч погашен, Бездонный мрак на вопль не отвечает, А жизнь - жизнь тянется как непонятный сон. (1840)

Источник: Прислал читатель

ЖНИЦЫ

Пой, пой свирель!.. Погас последний луч десницы... Вон, в сумраке долин, идут толпами жницы, На месяце блестят и серп их и коса; Пыль мягкая чуть-чуть дымится под ногами, Корзины их шумят тяжелыми снопами, Далеко звонкие их слышны голоса... Я жду ее одну, с приветом на устах, В венке из полевых цветов, с серпом в руках, Обремененную плодами золотыми... Пой, пой свирель!.. 1840

Источник: Прислал читатель

ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА

Вчера к развалинам, вдоль этого ущелья, Скакали всадники - и были зажжены Костры - и до утра был слышен гул веселья - Пальба, и барабан, и вой зурны. Из уст в уста ходила азарпеша, И хлопали в ладоши сотни рук, Когда ты шла, Майко, сердца и взоры теша, Плясать по выбору застенчивых подруг. Сегодня вновь безлюдное ущелье Глядит пустыней,- мирная пальба Затихла - выспалось похмелье - И съехала с горы последняя арба! Не все же праздновать!- веселый пир народный Прошел, как сон... Так некогда любовь Моя прошла - пыл сердца благородный Простыл, давно простыл;-но не простыла кровь! Как после праздника в глотке вина отраду Находит иногда гуляка удалой, Так рад я был внимательному взгляду Моей Майко, плясуньи молодой! Что ж медлю я... Бичо! ты, конюх мой проворный! Коня!!- Ее арбу два буйвола с трудом Везут.- Догоним... Вот играет ветер горный Катибы бархатной пунцовым рукавом. 1849

Источник: Прислал читатель

НОЧЬ

Отчего я люблю тебя, светлая ночь,- Так люблю, что страдая любуюсь тобой! И за что я люблю тебя, тихая ночь! Ты не мне, ты другим посылаешь покой!.. Что мне звезды - луна - небосколон - облака - Этот свет, что, скользя на холодный гранит, Превращает в алмазы росинки цветка, И, как путь золотой, через море бежит? Ночь!- за что мне любить твой серебряный свет! Усладит ли он горечь скрываемых слез, даст ли жадному сердцу желанный ответ, Разрешит ли сомненья тяжелый вопрос! Что мне сумрак холмов - трепет сонный листов - Моря темного вечно-шумящий прибой - Голоса насекомых во мраке садов - Гармонический говор струи ключевой? Ночь!- за что мне любить твой таинственный шум! Освежит ли он знойную бездну души Заглушит ли он бурю мятежную дум - Все, что жарче впотьмах и слышнее в тиши! Сам не знаю, за что я люблю тебя, ночь,- Так люблю, что страдая любуюсь тобой! Сам не знаю, за что я люблю тебя, ночь,- Оттого, может быть, что далек мой покой!- 1850

Источник: Прислал читатель

СЛЕПОЙ ТАПЕР

Хозяйка руки жмет богатым игрокам, При свете ламп на ней сверкают бриллианты... В урочный час, на бал, спешат к ее саням Франтихи-барыни и франты. Улыбкам счету нет. Один тапер слепой, Рекомендованный женой официанта, В парадном галстуке, с понурой головой, Угрюм и не похож на франта. И под локоть слепца сажают за рояль... Он поднял голову - и вот, едва коснулся Упругих клавишей, едва нажал педаль - Гремя, бог музыки проснулся. Струн металлических звучит высокий строй, Как вихрь несется вальс - подбрякивают шпоры, Шуршат подолы дам, мелькают их узоры, И ароматный веет зной... А он - потухшими глазами смотрит в стену, Не слышит говора, не видит голых плеч - Лишь звуки, что бегут одни другим на смену, Сердечную ведут с ним речь. На бедного слепца слетает вдохновенье, И грезит скорбная душа его - к нему Из вечной тьмы плывет и светится сквозь тьму Одно любимое виденье. Восторг томит его - мечта волнует кровь: Вот жаркий летний день - вот кудри золотые - И полудетские уста, еще немые, С одним намеком на любовь... Вот ночь волшебная,- шушукают березы - Прошла по саду тень - и к милому лицу Прильнул свет месяца - горят глаза и слезы... И вот уж кажется слепцу: Похолодевшие, трепещущие руки, Белеясь, тянутся к нему из темноты - И соловьи поют - и сладостные звуки Благоухают, как цветы... Так образ девушки, когда-то им любимой, Ослепнув, в памяти свежо сберечь он мог; Тот образ для него расцвел и - не поблек, Уже ничем не заменимый. Еще не знает он, не чует он, что та Подруга юности - давно хозяйка дома Великосветская - изнежена, пуста И с аферистами знакома! Что от него она в пяти шагах стоит И никогда в слепом тапере не узнает Того, кто вечною любовью к ней пылает, С ее прошедшим говорит. Что, если б он прозрел, что, если бы, друг в друга Вглядясь, они могли с усилием узнать - Он побледнел бы от смертельного испуга, Она бы - стала хохотать! 1876

Источник: Прислал читатель

ФИНСКИЙ БЕРЕГ

(Посв. М.Е.Кублицкому) Леса да волны - берег дикий, А у моря домик бедный. Лес шумит; в сырые окна Светит солнца призрак бледный. Словно зверь голодный воя, Ветер ставнями шатает. А хозяйки дочь с усмешкой Настежь двери отворяет. Я за ней слежу глазами, Говорю с упреком:"Где ты Пропадала? Сядь хоть нынче Доплетать свои браслеты". И, окошко протирая Рукавом своим суконным, Говорит она лениво Тихим голосом и сонным: "Для чего плести браслеты? Господину не в охоту Ехать морем к утру, в город, Продавать мою работу!" - "А скажи-ка, помнишь, ночью, Как погода бушевала, Из сеней укравши весла, Ты куда от нас пропала? В эту пору над заливом Что мелькало? не платок ли? И зачем, когда вернулась, Башмаки твои подмокли?" Равнодушно дочь хозяйки Обернулась и сказала: "Как не помнить! Я на остров В эту ночь ладью гоняла... И сосед меня на камне Ждал, а ночь была лихая,- Там ему был нужен хворост, И ему его свезла я,- На мысу в ночную бурю Там костер горит и светит; А зачем костер?- на это Каждый вам рыбак ответит..." Пристыженный, стал я думать, Грустно голову понуря: Там, где любят помогая, Там сердца сближает буря... 1852

Источник: Прислал читатель

ХОЛОДЕЮЩАЯ НОЧЬ

(Фантазия) (Посв. М.Ф. Штакеншнейдер) Там, под лаврами, на юге - Странник бедный - только ночь Мог я взять себе в подруги, Юга царственную дочь. И ко мне она сходила В светлом пурпуре зари, На пути, в пространствах неба, Зажигая алтари. Боже! как она умела Раны сердца врачевать, Как она над морем пела! Как умела вдохновлять! Но, увы! судьбой на север Приневоленный идти, Я сказал подруге-ночи: "Ненаглядная, прости!" А она со мной расстаться Не хотела, не могла - По горам, от слез мигая, Вслед за мной она текла. То сходила на долину С томно блещущим челом И задумчиво стояла Над моим степным костром; То со мною ночевала Над рекою, у скирдов, Вея тонким ароматом Рано скошенных лугов. Но чем дальше я на север Шел чрез степи и леса, Незаметно холодела Ночи южная краса... То, в туманы облачаясь, Месяц прятала в кольцо; То с одежд холодный иней Отрясала мне в лицо. Чем я дальше шел на север, Тем гналась она быстрей, Раньше день перегоняла, Уходила все поздней. И молила и стонала... И, дрожа, я молвил ей: "Ты на севере не можешь Быть подругою моей". И, сверкнув, у синей ночи Помутилися глаза, И застыла на ресницах Накипевшая слеза. И пошла она,- и белым Замахала рукавом, И завыла, поднимая Вихри снежные столбом. Сквозь метель на север хладный Я кой-как добрел домой... Вижу - ночь лежит в долине Под серебряной парчой... И беззвучно мне лепечет: "Погляди, как я мертва! Сердце глухо, очи тусклы, Холодеет голова. Но гляди - все те же звезды Над моею головой... Красотой моею мертвой Полюбуйся, милый мой. И поверь, что, если снова Ты воротишься на юг, В прежнем блеске я восстану, Чтоб принять тебя, мой друг! С прежней негой над тобою Я склоню главу мою И тебе, сквозь сон, над ухом Песню райскую спою"... 1858

Источник: Прислал читатель

СМЕРТЬ МАЛЮТКИ

Свою куклу раздела малютка И покрыла ее лоскутком; И сама нарядилась, как кукла, И недетским забылася сном. И не видит малютка из гроба - В этот солнечный день, при свечах, Как хорош ее маленький гробик, Под парчой золотою, в цветах. А уж как бы она любовалась, Если б только могли разбудить! Милый друг, будем плакать, как дети, Чтоб недетское горе забыть... 1854

Источник: Прислал читатель

Томит предчувствием болезненный покой... Давным-давно ко мне не приходила Муза; К чему мне звать ее!.. К чему искать союза Усталого ума с красавицей мечтой! Как бесприютные, как нищие, скитались Те песни, что от нас на божий свет рождались. И те, которые любили им внимать, Как отголоску их стремлений идеальных, Дремотно ждут конца или ушли - витать С тенями между ив и камней погребальных; А те, что родились позднее нас, идут За призраком давно потухшей в нас надежды: Они для нас, а мы для них - невежды, У них свои певцы, они свое поют... И пусть они поют... и пусть я им внимаю, И радуюсь, что я их слезы понимаю, И, чуя в их сердцах моей богини тень, Молю бессмертную благословить тот день, Когда мы на земле сошлись для песен бедных, Не побеждаемых, хотя и не победных. 1885

Источник: Прислал читатель

НЕ ЖДИ

Я не приду к тебе... Не жди меня! Недаром Едва потухло зарево зари, Всю ночь зурна звучит за Авлабаром. Всю ночь за банями поют сазандари. Здесь теплый свет луны позолотил балконы, Там углубились тени в виноградный сад, Здесь тополи стоят, как темные колонны, А там, вдали, костры веселые горят - Пойду бродить!- Послушаю, как льется Нагорный ключ во мгле заснувших Саллалак, Где часто, вижу я, мелькает твой личак. Не ты ли там стоишь на кровле под чадрою, В сиянье месячном?!- Не жди меня, не жди! Ночь слишком хороша, чтоб я провел с тобою Часы, когда душе простора нет в груди; Когда сама душа - сама душа не знает, Какой любви, каких еще чудес Просить или желать - но просит - но желает - Но молится пред образо небес, И чувствует, что уголок твой душен, Что не тебе моим моленьям отвечать,- Не жди!- я в эту ночь к соблазнам равнодушен - Я в эту ночь к тебе не буду ревновать. 1849

Источник: Прислал читатель

СНЫ

1 Затворены душные ставни, Один я лежу, без огня - Не жаль мне ни ясного солнца, Ни божьего белого дня. Мне снилось, румяное солнце В постели меня застает, Кидает лучи по окошкам И молодость к жизни зовет. И - странно!- во сне мне казалось, Что будто, пригретый лучом, Лениво я голову поднял И стал озираться кругом; И вижу - толпа за толпою Снует мимо окон моих. О глупые люди! куда вы?- Я думаю, глядя на них. И сам наконец я за ними Куда-то спешу из ворот... И жжет меня полдень, и пыльный Кругом суетится народ. И ходят послушные ноги, И движутся руки мои; Без мысли язык мой лепечет, И сердце болит без любви. И вот уж гляжу я на запад, Усталою грудью дыша... Когда-то закатится солнце! Когда-то проснется душа! Проснулся: затворены ставни, Один я лежу, без огня - Не жаль мне ни ясного солнца, Ни божьего белого дня!.. 2 Мне снилось, легка и воздушна, Прошла она мимо окна; И слышу я голос: мой милый! Спеши! я сегодня одна!.. Слова эти были так нежны И так нетерпенья полны, Что сердце мое встрепенулось, Как птичка навстречу весны. И радостным сердца движеньем Себя разбудил я... увы! Глядела в окно мое полночь, И слышались крики совы. И долго лежал я-и дума Была, как свинец, тяжела. Неужели в это окошко Она меня громко звала? Неужели в это окошко Другим я когда-то смотрел? Был ветрен, и молод, и весел, И многого знать не хотел? 3 Уж утро!- но, боже мой, где я? В своем ли я нынче уме? Вчера мне казалось так живо, Что я засыпаю в тюрьме; Что кашляет сторож за дверью И что за туманным стеклом Луна из-за черной решетки Сияет холодным серпом; Что мышка подкралась и скоблет Ночник мой, потухший в углу, И что все какая-то птичка С надворья стучит по стеклу. Уж утро!- но, боже мой, где я? Заснул я как будто в тюрьме, Проснулся как будто свободный,- В своем ли я нынче уме? 4 Подсолнечное царство Клонит сон - стихи, прощайте! Погасай, моя свеча! Сплю и слышу, будто где-то Ходит маятник, стуча... Ходит маятник, и сонный, Чтоб догнать его скорей, Как по воздуху, иду я Вдаль за тридевять полей... И хочу я в тридесятом Государстве кончить путь, Чтоб хоть там свободным словом Облегчить больную грудь. И я вижу: в тридесятом Государстве на часах Сторожа стоят в тумане С самострелами в руках. На мосту собака лает, И в испуге через сад Я иду под свод каких-то Фантастических палат. Узнаю родные стены... И тайком иду в покой, Где подсолнечного царства Царь лежит с своей женой. Кот мурлычет на лежанке; Светит лампа - царь не спит - И седая из подушек Борода его торчит. На глаза колпак напялив, Шевелит он бородой И ведет такие речи Обо мне с своей женой: "Сокрушил меня царевич; Кто мне что ни говори,- А любя стихи да рифмы, Не годится он в цари. Я лишу его наследства". А жена ему в ответ: "Будет, бедненький, по царству Он скитаться, как поэт". "Но,- сказал отец,- дозволим Мы за это, так и быть,- Нашей фрейлине с безумцем Одиночество делить: У нее в лице любовью Дышит каждая черта - У него в стихах недаром Все любовь да красота". "Но,- ответила царица,- Наша фрейлина горда И отвергнутого нами Не полюбит никогда". Ах!- кричу я им,- лишите Вы меня всего, всего... Все-то ваше царство вряд ли Стоит сердца моего!.. Но ужель она, чьи очи Светят раем,- так горда, Что отвергнутого вами Не полюбит никогда?.. Тишь и мрак 5 Я спал - и гнетущего страха Волненье хотел превозмочь, И видел я сон - будто светит Какая-то странная ночь. Дымясь, неподвижные звезды В эфире горят, как смола, И запахом ладана сильно Ночная пропитана мгла. И месяц, холодный, как будто Мертвец, посреди облаков Стоит над долиной, покрытой Рядами могильных холмов. Недвижно поникли деревья; Далеко стоит тишина: Природа как будто не дышит В объятиях мертвого сна. И весь я вниманье - и сердцем Далеко я в ночь уношусь, И жду хоть единого звука - И крикнуть хочу и - боюсь! И вдруг с легким треском все небо Подвинулось - звезды текут - И катится месяц, как будто На нем гроб тяжелый везут. И темные тучи печальным Над ним балдахином висят. И красные звезды, как свечи, Повитые крепом,горят. И катится месяц все дальше И дальше в бездонную ночь - И звезды за ним в бесконечность Уходят из глаз моих прочь... Их след, как дымок от фосфора, Как облачко, в черной дали Расплылся - и мрак непроглядный Одел мертвый череп земли. И стал я блуждать в этом мраке Один - как слепец. Не ночной - Могильный был мрак, и повсюду Была тишина и покой. Такой был покой и такая Была тишина, что листок В лесу покачнись - или капля Скатись - я услышать бы мог. То весь замирал я - и долго Стоял неподвижно - то бил Я в землю ногами, не видя Ни ног, ни земли; - то ходил, Кружась, как помешанный,- падал - Лежал - сам с собой говорил - Вставал - щупал воздух руками - И вдруг - чью-то руку схватил... И мигом я понял, что это Была не мужская рука, У ней были нежные пальцы, Она была стройно легка. И так эту руку схватил я, Как будто добычу поймал, И так я был рад, что, казалось, На время дышать перестал. "Ага! не один я - не все мы Пропали!- я думал.- Есть грудь Другая, которая может И закричать и вздохнуть". "О, кто ты?- шептал я,- хоть слово Скажи мне - хоть слово!- и мне Оно будет музыкой в этой Могильной, немой тишине... Откуда ты шла?- Где застигла Тебя эта тьма?- говори! Мне звуки речей твоих будут Сиянием новой зари". Молчанье - молчанье - ни слова, Ни вздоха... Одна лишь рука Незримая руку мне жала И трепетала слегка. Напрасно порывисто, жадно Уста я устами ловил, Напрасно лобзал ее в очи И плечи слезами кропил. Она предавала все тело Мучительным ласкам моим; А я - я шептал: "Умоляю, Порадуй хоть словом одним". Молчанье, молчанье - и вот уж Я сам перестал говорить, Я помню, во сне, как безумец, Готов был ее укусить!! Но в эту минуту, рванувшись, Как змей ускользнула она, И стало опять - мрак во мраке - И в тишине-тишина... С простертыми долго руками Ходил я, рыдая, стеня, Шатаясь - и тьму обнимал я, И тьма обнимала меня. Споткнувшись на что-то, я поднял Какую-то книгу - раскрыл Страницы - и лег с ней на землю - И лбом к ней припал - и застыл. Из книги, мне чудилось, буквы Всплывали - и ярче огня Сверкали и в жгучие строки Слагались в мозгу у меня. И страшные мысли читал я В невидимой книге - как вдруг На слове <проклятье> очнулся - И оглянулся вокруг. О боже мой! где я!!- сквозь щели Затворенных ставень сквозят Лучи золотые, то солнца Глаза золотые глядят. Глядят и смеются - и сердце Очнулось - и, жизни привет Почуя, взыграло, как будто Впервые увидело свет... 1856-1860

Источник: Прислал читатель

ОРЕЛ И ГОЛУБКА

Посв. Я.К. Гроту Вздымая волны, над заливом Шла к ночи буря,- гром гудел... За облака, навстречу ливня, Орел с добычею летел: В свое гнездо, не внемля грому, Крылами рассекая мглу, Он нес в когтях своих голубку И опустился на скалу. За ним мерцали на закате Вершин незыблемых снега, Под ним клубились тучи - пена Посеребряла берега. Ручьи скакали по каменьям, Орлы кричали... Никому Не откликался он и слушал, Как жертва плакалась ему... В его когтях, дрожа и жмурясь, Она молила: "Отпусти..." И внял мольбам великодушный Орел и молвил ей: "Лети!" И радостно, своей свободы Почуя миг, как снежный ком, С размаху брошенный, голубка Рванулась вдаль, мелькнув крылом. И полетела;- закружилась, Ища родных ей берегов, И погрузилась в водяную Пыль между волн и облаков, И сделалась добычей бури - Добыча мощного орла... Увы, бездушная стихия Ее молитв не приняла... Как мотылек, дождем прибитый, Едва мелькая в бурной мгле, Она исчезла в серой пене Валов, несущихся к скале; На той скале все тот же мощный Орел державно отдыхал, Порой свой клюв точил, норою Лениво крылья расправлял. И думал он: авось под утро Стихий угомонится вой, И выпрыгнет на солнце серна, И гуси взмоют над водой... А там, где конь пылил дорогу, Стада потянутся в кусты... И мне потребную добычу Господь укажет с высоты... 1887

Источник: Прислал читатель

НА ЖЕНЕВСКОМ ОЗЕРЕ

На Женевском озере Лодочка плывет - Едет странник в лодочке, Тяжело гребет. Видит он по злачному Скату берегов Много в темной зелени Прячется домов. Видит - под окошками Возле синих вод В виноградном садике Красный мак цветет. Видит - из-за домиков, В вековой пыли, Колокольни серые Подняли шпили, А за ними - вечные В снежных пеленах Выси допотопные Тонут в облаках. И душой мятежною Погрузился он О далекой родине В неотвязный сон - У него на родине Ни озер, ни гор, У него на родине Степи да простор. Из простора этого Некуда бежать, Думы с ветром носятся, Ветра не догнать. 1859

Источник: Прислал читатель

МОГИЛА В ЛЕСУ

Там, у просеки лесной, Веет новою весной; Только жутко под ракитой Близ могилы позабытой. Там, тревожа листьев тень, Бродит тень самоубийцы, И порхающие птицы, Щебетаньем встретив день, Не боятся тени этой, Вешним солнцем не пригретой. Но боюсь я, мой недуг - Рану сердца - разбередит Дух,который смертью бредит,- Жаждущий покоя дух. Говорят, что жаждой этой Он, когда-то неотпетый И зарытый без креста, Заражает тех, что бродит Одиноким и заходит В эти дикие места. Или сердце, что устало Ненавидеть и страдать, Переставши трепетать, Все еще не отстрадало?!. Или дух, земле чужой И чужой для бестелесных, Замкнутый в пределах тесных Безнадежности глухой, Жаждет, мучимый тоскою, Нашей казни над собою?.. Чу! Поведай, чуткий слух,- Ветер это или дух?.. Это ветра шум - для слуха... Это скорбный дух - для духа... 1880

Источник: Прислал читатель

СЕРЫЕ ГОДЫ

Все эти годы серые, День изо дня, Влачил почти без веры я В сны бытия. Не так и жить хотелось мне, Как мне жилось, И уж давно не пелось мне Без прежних грез. И все, чем сердце грелося, Чтя красоту, В мишурный блеск оделося И в суету. И суета наскучила, И отошло Все, что когда-то мучило,- И обожгло... Один лишь крик подавленный Оставил след, Недугами отравленный На склоне лет. Лишь смерть, свой вечный лик тая, Пока я жил, Подслушает все то, что я В груди таил. Разбудит - безответного - На ужас снов. И со всего заветного Сорвет покров... 1895

Источник: Прислал читатель

Я читаю книгу песен, "Рай любви - змея любовь" - Ничего не понимаю - Перечитываю вновь. Что со мной?- с невольным страхом В душу крадется тоска... Словно книгу заслонила Чья-то мертвая рука - Словно чья-то тень поникла За плечом - и в тишине Тихо плачет - тихо дышит И дышать мешает мне. Словно эту книгу песен Прочитать хотят со мной Потухающие очи С накипевшею слезой. 1 марта 1861

Источник: Прислал читатель

В ДУРНУЮ ПОГОДУ

Пусть говорят, что наша молодежь Поэзии не знает - знать не хочет,- И что ее когда-нибудь подточит Под самый под корень практическая ложь,- Пусть говорят, что это ей пророчит Один бесплодный путь к бесславию, что ей Без творчества, как ржи без теплых, ясных дней Не вызреть... Выхожу один я в чисто поле И чувствую - тоска! и дрогну поневоле. Так сыро,- сиверко!.. И что это за рожь! Местами зелена, местами низко клонит Свои колосики к разрыхленной земле И точно смята вся; а в бледно-серой мгле Лохмотья туч над нею ветер гонит... Когда же, наконец, дождусь я ясных дней! Поднимется ль опять дождем прибитый колос? Иль никогда среди родимых мне полей Не отзовется мне ретивой жницы голос, И не мелькнет венок из полевых цветов Над пыльным золотом увесистых снопов?!. 1875

Источник: Прислал читатель

В ГЛУШИ

Для кого расцвела? для чего развилась? Для кого это небо - лазурь ее глаз, Эта роскошь - волнистые кудри до плеч, Эта музыка - уст ее тихая речь? Ясно может она своим чутким умом Слышать голос души в разговоре простом; И для мира любви и для мира искусств Много в сердце у ней незатронутых чувств. Прикоснется ли клавиш - заплачет рояль... На ланитах - огонь, на ресницах - печаль... Подойдет ли к окну - безотчетно-грустна, В безответную даль долго смотрит она. Что звенит там вдали - и звенит и зовет? И зачем там в степи пыль столбами встает? И зачем та река широко разлилась? Оттого ль разлилась, что весна началась? И откуда, откуда тот ветер летит, Что, стряхая росу, по цветам шелестит, Дышит запахом лип и, концами ветвей Помавая, влечет в сумрак влажных аллей? Не природа ли тайно с душой говорит? Сердце ль просит любви и без раны болит? И на грудь тихо падают слезы из глаз... Для кого расцвела? для чего развилась? 1855

Источник: Прислал читатель

В ПРИЛИВ

На заре, в прилив, немало Чуд и раковин морских Набросала мне наяда В щели скал береговых; И когда я дар богини Торопился подбирать, Над морским прибоем стала Нагота ее сверкать. Очи вспыхнули звездами, Жемчуг пал дождем с волос... "И зачем тебе все это?!."- Прозвучал ее вопрос. "А затем, чтоб дар твой резать, Жечь,- вникать и изучать..." И наяда, подгоняя Волны, стала хохотать. "А!- сказала,- ты и мною Не захочешь пренебречь! Но меня ты как изучишь? Резать будешь или жечь?.." И наяды тело с пеной Поднялось у самых скал, На груди заря взыграла, Ветер кудри всколыхал. "Нет,- сказал я, вздрогнув сердцем,- Нет в науке ничего Разлагающего чары Обаянья твоего". И пока зари отливы Колыхал лазурный вал, Я забыл дары богини - Я богиню созерцал. 1875

Источник: Прислал читатель

СТАНСЫ

Не нужны божьим небесам Явленья призрачные... Вечность - Одно спасет и сохранит,- Божественную человечность. Земля земную втянет плоть,- В мрак унесет ее химеры,- Одна бессмертная любовь Нам оправдает силу веры. Но вера скудная моя Могучих крыл не отрастила: Страшна ей вечность впереди И омерзительна могила. Быть человеком не легко,- Труднее, чем создать поэму, Сломить врага, воздвигнуть храм, Надеть в алмазах диадему!.. 1890

Источник: Прислал читатель

КАЗИМИР ВЕЛИКИЙ

Посв. памяти А. Ф. Гильфердинга 1 В расписных санях, ковром покрытых, Нараспашку, в бурке боевой, Казимир, круль польский, мчится в Краков С молодой, веселою женой. К ночи он домой спешит с охоты; Позвонки бренчат на хомутах; Впереди, на всем скаку, не видно, Кто трубит, вздымая снежный прах; Позади в санях несется свита... Ясный месяц выглянул едва... Из саней торчат собачьи морды, Свесилась оленья голова... Казимир на пир спешит с охоты; В новом замке ждут его давно Воеводы, шляхта, краковянки, Музыка, и танцы, и вино. Но не в духе круль: насупил брови, На морозе дышит горячо. Королева с ласкою склонялась На его могучее плечо. "Что с тобою, государь мой?! друг мой? У тебя такой сердитый вид... Или ты охотой недоволен? Или мною?- на меня сердит?.." "Хороши мы!- молвил он с досадой.- Хороши мы! Голодает край, Хлопы мрут,- а мы и не слыхали, Что у нас в краю неурожай!.. Погляди-ка, едет ли за нами Тот гусляр, что встретили мы там... Пусть-ка он споет магнатам нашим То, что спьяна пел он лесникам..." Мчатся кони, резче раздается Звук рогов и топот,- и встает Над заснувшим Краковом зубчатой Башни тень, с огнями у ворот. 2 В замке светят фонари и лампы, Музыка и пир идет горой. Казимир сидит в полукафтанье, Подпирает бороду рукой. Борода вперед выходит клином, Волосы подстрижены в кружок. Перед ним с вином стоит на блюде В золотой оправе турий рог; Позади - в чешуйчатых кольчугах Стражников колеблющийся строй Над его бровями дума бродит, Точно тень от тучи грозовой. Утомилась пляской королева, Дышит зноем молодая грудь, Пышут щеки, светится улыбка: "Государь мой, веселее будь!.. Гусляра вели позвать, покуда Гости не успели задремать". И к гостям идет она, и гости - Гусляра,- кричат,-скорей позвать! 3 Стихли трубы, бубны и цимбалы; И, венгерским жажду утоля, Чинно сели под столбами залы Воеводы, гости короля. А у ног хозяйки-королевы, Не на табуретах и скамьях, На ступеньках трона сели панны, С розовой усмешкой на устах. Ждут,- и вот на праздник королевский Сквозь толпу идет, как на базар, В серой свитке, в обуви ремянной, Из народа вызванный гусляр, От него надворной веет стужей, Искры снега тают в волосах, И как тень лежит румянец сизый На его обветренных щеках. Низко перед царственной четою Преклонясь косматой головой, На ремнях повиснувшие гусли Поддержал он левою рукой, Правую подобострастно к сердцу Он прижал, отдав поклон гостям. "Начинай!"- и дрогнувшие пальцы Звонко пробежали по струнам. Подмигнул король своей супруге, Гости брови подняли: гусляр Затянул про славные походы На соседей, немцев и татар... Не успел он кончить этой песни - Крики "Vivat!" огласили зал; Только круль махнул рукой, нахмурясь: Дескать, песни эти я слыхал! "Пой другую!"- и, потупив очи, Прославлять стал молодой певец Молодость и чары королевы И любовь - щедрот ее венец. Не успел он кончить этой песни - Крики "Vivat" огласили зал; Только круль сердито сдвинул брови: Дескать, песни эти я слыхал! "Каждый шляхтич,- молвил он,- поет их На ухо возлюбленной своей; Спой мне песню ту, что пел ты в хате Лесника,- та будет поновей... Да не бойся!"- Но гусляр, как будто К пытке присужденный, побледнел... И, как пленник, дико озираясь, Заунывным голосом запел: "Ох, вы хлопы, ой, вы божьи люди! Не враги трубят в победный рог, По пустым полям шагает голод И кого ни встретит - валит с ног. Продает за пуд муки корову, Продает последнего конька. Ой, не плачь, родная, по ребенке! Грудь твоя давно без молока. Ой, не плачь ты, хлопец, по дивчине! По весне авось помрешь и ты... Уж растут, должно быть к урожаю, На кладбищах новые кресты... Уж на хлеб, должно быть к урожаю, Цены, что ни день, растут, растут. Только паны потирают руки - Выгодно свой хлебец продают". Не успел он кончить этой песни: "Правда ли?"- вдруг вскрикнул Казимир И привстал, и в гневе, весь багровый, Озирает онемевший пир. Поднялись, дрожат, бледнеют гости. "Что же вы не славите певца?! Божья правда шла с ним из народа И дошла до нашего лица... Завтра же, в подрыв корысти вашей, Я мои амбары отопру... Вы... лжецы! глядите: я, король ваш, Кланяюсь, за правду, гусляру..." И, певцу поклон отвесив, вышел Казимир,- и пир его притих... "Хлопский круль!"- в сенях бормочут паны... "Хлопский круль!"- лепечут жены их. Онемел гусляр, поник, не слышит Ни угроз, ни ропота кругом... Гнев Великого велик был, страшен - И отраден, как в засуху гром! 1874

Источник: Прислал читатель

ПИСЬМА К МУЗЕ

ПИСЬМО ВТОРОЕ Ты как будто знала, муза, Что, влекомы и теснимы Жизнью, временем, с латынью Далеко бы не ушли мы. Вечный твой Парнас, о муза, Далеко не тот, где боги Наслаждались и ревниво К бедным смертным были строги. И, восстав от сна, ни разу Ты на девственные плечи Не набрасывала тоги, не слыхала римской речи, И про римский Капитолий От меня ж ты услыхала В день, когда я за урок свой Получил четыре балла. Вместе мы росли, о муза! И когда я был ленивый Школьник, ты была малюткой Шаловливо-прихотливой. И уж я не знаю, право (Хоть догадываюсь ныне), Что ты думала, когда я Упражнял себя в латыни? Я мечтал уж о Пегасе,- Ты же, резвая, впрягалась Иногда в мои салазки И везла меня, и мчалась - Мчалась по сугробам снежным Мимо бани, мимо сонных Яблонь, лип и низких ветел, Инеем посеребренных, Мимо старого колодца, Мимо старого сарая, И пугливо сердце билось, От восторга замирая. Иногда меня звала ты Слушать сказки бедной няни, На скамье с своею прялкой Приютившейся в чулане. Но я рос, и вырастала Ты, волшебная малютка, Дерзко я глядел на старших, Но с тобой мне стало жутко. В дни экзаменов бывало, Не щадя меня нимало, Ты меня терзала, муза,- Ты мне вирши диктовала. В дни,когда, кой-как осилив Энеиду, я несмело За Горациевы оды Принимался,- ты мне пела Про широку степь,- манила В лес, где зорю ты встречала, Иль поникшей скорбной тенью Меж могильных плит блуждала. Там, где над обрывом белый Монастырь и где без окон Терем Олега,- мелькал мне На ветру твой русый локон. И нигде кругом - на камнях - Римских букв не находил я Там, где мне мелькал твой локон, Там, где плакал и любил я. В дни, когда над Цицероном Стал мечтать я, что в России Сам я буду славен в роли Неподкупного витии,- Помнишь, ты меня из классной Увела и указала На разлив Оки с вершины Исторического вала. Этот вал, кой-где разрытый, Был твердыней земляною В оны дни, когда рязанцы Бились с дикою ордою;- Подо мной таились клады, Надо мной стрижи звенели, Выше - в небе - над Рязанью - К югу лебеди летели, А внизу виднелась будка С алебардой, мост да пара Фонарей, да бабы в кичках Шли ко всенощной с базара. Им навстречу с колокольни Несся гулкий звон вечерний; Тени шире разрастались - Я крестился суеверней... Побледнел твой лик, и, помню, Ты мне на ухо пропела: "Милый мой! скажи, какая Речь в уме твоем созрела? О, вития! здесь не форум - Здесь еще сердцам народа Говорит вот этот гулкий Звон церковный, да природа... Здесь твое - quousque tandem Будет речью неуместной, И едва ль понятен будет Стих твой - даже благовестный!" Время шло - и вот из школы В жизнь ушел я, и объяла Тьма меня; но ты, о муза, Друг мой,свет мой, не отстала. Помнишь,- молодо-беспечны И отверженно-убоги, За возами шли мы полем Вдоль проселочной дороги,- Нас охватывали волны Простывающего жара, Лик твой рдел в румяном блеске Вечереющего пара, И не юною подругой, И не девушкой любимой - Божеством ты мне казалась, Красотой невыразимой Я молчал - ты говорила: "Нашу бедную Россию Не стихи спасут, а вера В божий суд или в мессию. И не наши Цицероны, Не Горации - иная Вдохновляющая сила,- Сила правды трудовая Обновит тот мир, в котором Славу добывают кровью.- Мир с могущественной ложью И с бессильною любовью"... С той поры, мужая сердцем, Постигать я стал,о муза, Что с тобой без этой веры Нет законного союза... 1877

Источник: Прислал читатель

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВРАГ

Господа! я нынче все бранить готов - Я не в духе - и не в духе потому, Что один из самых злых моих врагов Из-за фразы осужден идти в тюрьму... Признаюсь вам, не из нежности пустой Чуть не плачу я,- а просто потому, Что подавлена проклятою тюрьмой Вся вражда во мне, кипевшая к нему. Он язвил меня и в прозе, и в стихах; Но мы бились не за старые долги, Не за барыню в фальшивых волосах, Нет!- мы были бескорыстные враги! Вольной мысли то владыка, то слуга, Я сбирался беспощадным быть врагом, Поражая беспощадного врага; Но - тюрьма его прикрыла, как щитом. Перед этою защитой я - пигмей... Или вы еще не знаете, что мы Легче веруем под музыку цепей Всякой мысли, выходящей из тюрьмы; Иль не знаете, что даже злая ложь Облекается в сияние добра, Если ей грозит насилья острый нож, А не сила неподкупного пера?!. Я вчера еще перо мое точил, Я вчера еще кипел и возражал;- А сегодня ум мой крылья опустил, Потому что я боец, а не нахал. Я краснел бы перед вами и собой, Если б узника да вздумал уличать, Поневоле он замолк передо мной - И я должен поневоле замолчать. Он страдает, оттого что есть семья - Я страдаю, оттого что слышу смех. Но что значит гордость личная моя, Если истина страдает больше всех! Нет борьбы - и ничего не разберешь - Мысли спутаны случайностью слепой,- Стала светом недосказанная ложь, Недосказанная правда стала тьмой. Что же делать? и кого теперь винить? Господа! во имя правды и добра,- Не за счастье буду пить я - буду пить За свободу мне враждебного пера! 1866

Источник: Прислал читатель

БЕЗУМИЕ ГОРЯ

Посв. пам. Ел. П....й Когда, держась за ручку гроба, Мой друг! в могилу я тебя сопровождал - Я думал: умерли мы оба - И как безумный - не рыдал. И представлялось мне два гроба: Один был твой - он был уютно-мал, И я его с тупым, бессмысленным вниманьем В сырую землю опускал; Другой был мой - он был просторен, Лазурью, зеленью вокруг меня пестрел, И солнца диск, к нему прилаженный, как бляха Роскошно золоченая, горел. Когда твой гроб исчез, забросанный землею, Увы! мой - все еще насмешливо сиял, И озирался я, покинутый тобою, Душа души моей!- и смутно сознавал, Как не легко в моем громадно-пышном гробе Забыться - умереть настолько, чтоб забыть Любви утраченное счастье, Свое ничтожество и - жажду вечно жить. И порывался я очнуться - встрепенуться - Подняться - вечную мою гробницу изломать - Как саван сбросить это небо, На солнце наступить и звезды разметать - И ринуться по этому кладбищу, Покрытому обломками светил, Туда, где ты - где нет воспоминаний, Прикованных к ничтожеству могил. 1860

Источник: Прислал читатель

В МАЕ 1867

Это - весна! Небо глядит сентябрем, Жутко сидеть у окна; Мгла за окном. Льдины плывут,- тучи,- холод,- Дышит миазмами город... Это - весна! Это - весна! О, лихорадочный бред! В поле трава чуть видна - Листика нет. По саду чинно гуляя, Дрогнут поклонники мая...- Это - весна! Это - весна! О! если русский народ Так же встает ото сна, Так же цветет!..- Прелесть такого расцвета Не вдохновит и поэта...- Это - весна! Это - весна! Дайте ж тепла, чтоб порой Веяло мне из окна Свежей грозой,- Чтоб солнце, как сердце, горело,- Чтоб все говорило и пело: Здравствуй, весна! 1867

Источник: Прислал читатель

МИАЗМ

Дом стоит близ Мойки - вензеля в коронках Скрасили балкон. В доме роскошь - мрамор - хоры на колонках - Расписной плафон. Шумно было в доме: гости приезжали - Вечера - балы; Вдруг все стало тихо - даже перестали Натирать полы. Няня в кухне плачет, повар снял передник, Перевязь - швейцар: Заболел внезапно маленький наследник - Судороги, жар... Вот перед киотом огонек лампадки... И хозяйка-мать Приложила ухо к пологу кроватки - Стонов не слыхать. "Боже мой! ужели?!. Кажется, что дышит..." Но на этот раз Мнимое дыханье только сердце слышит - Сын ее погас. "Боже милосердый! Я ли не молилась За родную кровь! Я ли не любила! Чем же отплатилась Мне моя любовь! Боже! страшный боже! Где ж твои щедроты, Коли отнял ты У отца - надежду, у моей заботы - Лучшие мечты!" И от взрыва горя в ней иссякли слезы,- Жалобы напев Перешел в упреки, в дикие угрозы, В богохульный гнев. Вдруг остановилась, дрогнула от страха, Крестится, глядит: Видит - промелькнула белая рубаха, Что-то шелестит. И мужик косматый, точно из берлоги Вылез на простор, Сел на табурете и босые ноги Свесил на ковер. И вздохнул, и молвил: "Ты уж за ребенка Лучше помолись; Это я, голубка, глупый мужичонко,- На меня гневись..." В ужасе хозяйка - жмурится, читает "Да воскреснет бог!" "Няня, няня! Люди!- Кто ты?- вопрошает.- Как войти ты мог?" "А сквозь щель, голубка! Ведь твое жилище На Моих костях, Новый дом твой давит старое кладбище - Наш отпетый прах. Вызваны мы были при Петре Великом... Как пришел указ - Взвыли наши бабы, и ребята криком Проводили нас - И, крестясь, мы вышли. С родиной проститься Жалко было тож - Подрастали детки, да и колоситься Начинала рожь... За спиной-то пилы, топоры несли мы: Шел не я один,- К Петрову, голубка, под Москву пришли мы, А сюда в Ильин. Истоптал я лапти, началась работа, Почали спешить: Лес валить дремучий, засыпать болота, Сваи колотить,- Годик был тяжелый. За Невою, в лето Вырос городок! Прихватила осень,- я шубейку где-то Заложил в шинок. К зиме-то пригнали новых на подмогу; А я слег в шалаш; К утру, под рогожей, отморозил ногу, Умер и - шабаш! Вот на этом самом месте и зарыли,- Барыня, поверь, В те поры тут ночью только волки выли - То ли, что теперь! Ге! теперь не то что...- миллион народу... Стены выше гор... Из подвальной Ямы выкачали воду - Дали мне простор... Ты меня не бойся,- что я?- мужичонко! Грязен,беден,сгнил, Только вздох мой тяжкий твоего ребенка Словно придушил..." Он исчез - хозяйку около кроватки На полу нашли; Появленье духа к нервной лихорадке, К бреду отнесли. Но с тех пор хозяйка в северной столице Что-то не живет; Вечно то в деревне, то на юге, в Ницце... Дом свой продает,- И пустой стоит он, только дождь стучится В запертой подъезд, Да в окошках темных по ночам слезится Отраженье звезд. 1868

Источник: Прислал читатель

Н.А. ГРИБОЕДОВА

1 Не князь, красавец молодой, Внук иверских царей, Был сокровенною мечтой Ее цветущих дней. Не вождь грузинских удальцов - Гроза соседних гор - Признаньем вынудил ее Потупить ясный взор. Не там, где слышат валуны Плеск Алазанских струй, Впервые прозвучал ее Заветный поцелуй. Нет, зацвела ее любовь И расцвела печаль В том жарком городе, где нам Прошедшего не жаль... Где грезится сазандарам Святая старина, Где часто музыка слышна И веют знамена. 2 В Тифлисе я ее встречал... Вникал в ее черты: То - тень весны была, в тени Осенней красоты. Не весела и не грустна,- Где б ни была она, Повсюду на ее лице Царила тишина. Ни пышный блеск, ни резвый шум Полуночных балов, Ни барабанный бой, ни вой Охотничьих рогов, Ни смех пустой, ни приговор Коварной клеветы, Ничто не возмущало в ней Таинственной мечты... Как будто слава, отразясь На ней своим лучом, В ней берегла покой души И грезы о былом, Или о том, кто, силу зла Изведав, завещал Ей всепрощающую скорбь И веру в идеал... 3 Я помню час, когда вдали Вершин седые льды Румянцем вспыхнули и тень С холмов сошла в сады, Когда Метех с своей скалой Стоял, как бы в дыму, И уходил сионский крест В ночную полутьму. Она сидела на крыльце С поникшей головой, И, помню, кроткий взор ее Увлажен был слезой. О незабвенной старине Намек нескромный мой Смутил ее больной души Таинственный покой. И мне казалось, в этот миг Я у нее в глазах Прочел ту повесть - что прошла Тайком в ее мечтах: 4 "Он русским послан был царем, В Иран держал свой путь И на пути заехал к нам Душою отдохнуть. Желанный гость - он принят был Как друг моим отцом; Не в первый раз входил он к нам В гостеприимный дом; Но не был весел он в тени Развесистых чинар, Где на коврах не раз нам пел Заезжий сазандар; Где наше пенилось вино, Дымился наш кальян, И улыбалась жизнь гостям Сквозь радужный туман; И был задумчив он, когда, Как бы сквозь тихий сон, Пронизывался лунный свет На темный наш балкон; Его горячая душа, Его могучий ум Влачили всюду за собой Груз неотвязных дум. Напрасно север ледяной Рукоплескал ему, Он там оставил за собой Бездушную зиму; Он там холодные сердца Оставил за собой, Лишь я одна могла ему Откликнуться душой... Он так давно меня любил, И так был рад,так рад, Когда вдруг понял, отчего Туманится мой взгляд... 5 И скоро перед алтарем Мы с ним навек сошлись... Казалось, праздновал весь мир, И ликовал Тифлис. Всю ночь к нам с ветром долетал Зурны тягучий звук, И мерный бубна стук, и гул От хлопающих рук. И не хотели погасать Далекие огни, Когда, лампаду засветив, Остались мы одни, И не хотела ночь унять Далекой пляски шум, Когда с души его больной Скатилось бремя дум, Чтоб не предвидел он конца Своих блаженных дней При виде брачного кольца И ласковых очей. 6 Но час настал: посол царя Умчался в Тегеран. Прощай, любви моей заря! Пал на сердце туман... Как в темноте рассвета ждут, Чтоб страхи разогнать, Так я ждала его, ждала,- Не уставала ждать... Еще мой верующий ум Был грезами повит, Как вдруг... вдруг грянула молва, Что он убит... убит! Что он из плена бедных жен Хотел мужьям вернуть, Что с изуверами в бою Он пал, пронзенный в грудь, Что труп его - кровавый труп - Поруган был толпой И что скрипучая арба Везет его домой. Все эти вести в сердце мне Со всех сторон неслись... Но не скрипучая арба Ввезла его в Тифлис,- Нет, осторожно между гор, Ущелий и стремнин Шесть траурных коней везли Парадный балдахин; Сопровождали гроб его Лавровые венки, И пушки жерлами назад, И пики, и штыки; Дымились факелы, и гул Колес был эхом гор, И память вечную о нем Пел многолюдный хор... И я пошла его встречать, И весь Тифлис со мной К заставе эриванской шел Растроганной толпой. На кровлях плакали, когда Без чувств упала я... О, для чего пережила Его любовь моя! 7 И положила я его На той скале, где спит Семья гробниц и где святой Давид их сторожит; Где раньше, чем заглянет к нам В окошки алый свет, Заря под своды алтаря Шлет пламенный привет; На той скале, где в бурный час Зимой;издалека Причалив, плачут по весне Ночные облака; Куда весной, по четвергам, Бредут на ранний звон, Тропинкой каменной, в чадрах, Толпы грузинских жен. Бредут, нередко в страшный зной, Одни - просить детей, Другие - воротить мольбой Простывших к ним мужей... Там, в темном гроте - мавзолей, И - скромный дар вдовы - Лампадка светит в полутьме, Чтоб прочитали вы Ту надпись и чтоб вам она Напомнила сама - Два горя: горе от любви И горе от ума". 1879

Источник: Прислал читатель

НОЧНАЯ ДУМА

Я червь - я бог! Державин Ты не спишь, блестящая столица. Как сквозь сон, я слышу за стеной Звяканье подков и экипажей, Грохот по неровной мостовой... Как больной, я раскрываю очи. Ночь, как море темное, кругом. И один, на дне осенней ночи, Я лежу, как червь на дне морском. Где-нибудь, быть может, в эту полночь Праздничные звуки льются с хор. Слезы льются - сладострастье стонет - Крадется с ножом голодный вор... Но для тех, кто пляшет или плачет, И для тех, кто крадется с ножом, В эту ночь неслышный и незримый Разве я не червь на дне морском?! Если нет хоть злых духов у ночи, Кто свидетель тайных дум моих? Эта ночь не прячет ли их раньше, Чем моя могила спрячет их! С этой жаждой, что воды не просит, И которой не залить вином, Для себя - я дух, стремлений полный, Для других - я червь на дне морском. Духа титанические стоны Слышит ли во мраке кто-нибудь? Знает ли хоть кто-нибудь на свете, Отчего так трудно дышит грудь! Между мной и целою вселенной Ночь, как море темное, кругом. И уж если бог меня не слышит - В эту ночь я - червь на дне морском! 1874

Источник: Прислал читатель

Не то мучительно, что вечно-страшной тайной В недоуменье повергает ум, Не то, что может дать простор для вдохновенья И пищу для крылатых дум, А то мучительно, что и в потемках ясно, Что с детских лет знакомо нам, о чем Мы судим сердцем так любовно, так пристрастно, И так безжалостно - умом... Не мириады звезд, что увлекают дух мой В простор небес, холодный и немой, А искры жгутся, и одной из них довольно, Чтоб я простыл, сгорев душой... 1890

Источник: Прислал читатель

СТАРЫЙ ОРЕЛ

Еще на солнце я гляжу и не моргаю, И вижу далеко играющих орлят - Отлет их жадными глазами провожаю, И знать хочу - куда они летят... Но я отяжелел - одрях - не без кручины Сижу один я на краю стремнины, У разоренного гнезда, И только изредка, позабывая годы, На отдаленный шум их крыл и клич свободы: "Сюда, сюда! старик, сюда!" Я поднимаю машущие крылья, Хочу лететь насколько хватит сил. Увы! напрасные усилья! Я только с камней пыль сметаю взмахом крыл - И, утомленный, вновь дремлю, сомкнув зеницы, И жду, когда в горах погаснет красный день,- За мной появится блуждающая тень Моей возлюбленной орлицы... 1863

Источник: Прислал читатель

По горам две хмурых тучи Знойным вечером блуждали И на грудь скалы горючей К ночи медленно сползали. Но сошлись - не уступили Той скалы друг другу даром, И пустыню огласили Яркой молнии ударом. Грянул гром - по дебрям влажным Эхо резко засмеялось, А скала таким протяжным Стоном жалобно сказалась, Так вздохнула, что не смели Повторить удара тучи И у ног скалы горючей Улеглись и обомлели... 1859

Источник: Прислал читатель

НЕОТВЯЗНАЯ

О, что хочешь говори! Я не дам себя в обиду...- Я верна тебе,- и я От тебя живой не выйду. Пусть бранят меня,- зовут Невозможной, неотвязной! Для меня любовь - клянусь!- Не была забавой праздной; Я поверила твоей Клятве вечной,непритворной, И сопернице не дам Разорвать союз наш кровный... Закаленная нуждой, Отрицаемая светом, Я к распутным не пойду За спасительным советом. Пусть расчет их верен,- пусть Им потворствуют законы, Никому твоей любви Не продам за миллионы! Бей меня или - убей! Я твоя,- твоей умру я, С вечной жаждою любви, Нежных ласк и поцелуя. Где бы ты ни пропадал, С кем бы ни был,- на пороге Будет тень моя стоять,- Не сойдет с твоей дороги. Сколько б ты ни изменял, Что б ни делал,- друг мой милый!- До могилы ты был "мой", Будешь "мой" и за могилой... 1895

Источник: Прислал читатель

ЧАЙКА

Поднял корабль паруса; В море спешит он, родной покидая залив, Буря его догнала и швырнула на каменный риф. Бьется он грудью об грудь Скал, опрокинутых вечным прибоем морским, И белогрудая чайка летает и стонет над ним. С бурей обломки его В даль унеслись; - чайка села на волны - и вот Тихо волна, покачав ее, новой волне отдает. Вон - отделились опять Крылья от скачущей пены - и ветра быстрей Мчится она, упадая в объятья вечерних теней. Счастье мое, ты - корабль: Море житейское бьет в тебя бурной волной;- Если погибнешь ты, буду как чайка стонать над тобой; Буря обломки твои Пусть унесет! но - пока будет пена блестеть, Дам я волнам покачать себя, прежде чем в ночь улететь. 1860

Источник: Прислал читатель

ПОДРОСЛА

1 Моя мать от нужды и печали Вся изныла, тая Свое горе; а я Подросла, и не знаю, мила ли Мне семья?.. Как вечор я ушла за грибами...- Ничего не видать... И я стала плутать,- И пришлось мне в слезах за скирдами Ночевать... Жарко пышет заря золотая; Выползают ужи... Никого вдоль межи... А я песни пою, утопая Вся во ржи... И в прохладный поток я бросаюсь, И ныряю, и рву Водяную траву, И пугливо в тростник забираюсь, И-ау!.. Только эхо, как звонкая нота, Замирает вдали, И, спугнув на мели Куличка, в камышах шепчет кто-то: - Не шали! Ах, не скоро,усталая, злая, Ворочусь я домой. Что мне делать с родной?! Как сказать ей: не знаю, родная, Что со мной! 2 О вы, летние дни, золотые! Я люблю солнца жар... Полюби мой загар, Полюби мои кудри густые,- Божий дар... Не гроза ли идет мне навстречу? За лесистым холмом Глухо катится гром,- Но и в бурю тебя я замечу Под дождем. Не дразни только ты ретивое Мое сердце,- оно И досады полно, И тревоги, и летнего зноя... И смешно!.. "Угорел!"- на тебя намекая, Мне шепнула сестра,- И ушла я вчера, И бродила всю ночь, как шальная, До утра. И сама я не знаю, родная, Для чего я ушла... Не с ума ль я сошла - От того, что, тебя огорчая, Подросла!.. Но, скажи, разве легче мне будет, Если вдруг мой загар Побледнеет от чар, А он вдаль улетит и забудет Свой угар?!. 1890

Источник: Прислал читатель

Корабль пошел навстречу темной ночи... Я лег на палубу с открытой головой; Грустя, в обитель звезд вперил я сонны очи, Как будто в той стране таинственно-немой Для моего чела венец плетут Плеады И зажигают вечные лампады, И обещают мне бессмертия покой. Но вот - холодный ветр дохнул над океаном; Небесные огни подернулись туманом... И лег я ниц с покрытой головой, И в смутных грезах мне казалось: подо мной Наяды с хохотом в пучинный мрак ныряют, На дне его могилу разгребают - И обещают мне забвения покой. 1859

Источник: Прислал читатель

ХУТОРКИ

(Русская идиллия) Там, в желтеющем просторе Колыхающихся нив, Где в саду румяной сливы Золотой сквозит налив; Там, где вдоль холмистой балки Сохнет русло ручейка, Никнут, крытые соломой, Два соседних хуторка. Оба в зной степного лета От ключей недалеки, Оба день и ночь друг друга Наблюдают хуторки. Знают все: что у соседа В огороде зацвело, Почему оторван ставень Или выбито стекло; Почему с утра так рано Потянуло кизяком. Пахнет луком, пахнет медом Или сдобным пирогом... "Куманек! У вас с крылечка Черный кот из-за бадьи Жадно смотрит, как у клети Копошатся воробьи..." "А у вас сегодня ворон Хрипло каркал на трубе,- Все ль у вас благополучно? Все ли здравствуют в избе?" "Ничего... Жену спровадил Наш хозяин,говорят, Далеко послал за Волгу Навестить своих ребят". "Не беда, кацап он ражий; Вон он вышел на крыльцо, Подбоченился, понурил Загорелое лицо". "А у вас хозяйки внучка За цветами в огород Побежала и, босая, Села - песенку поет... Завтра бабушка лампадку Перед образом зажжет, А она цветы да ленты В косу черную вплетет..." "Вон, кацап пошел к арбузам На зеленую бахчу, Поднял дыню и - глазами Провожает саранчу. Ишь несется! нет конца ей... Помутила небеса; Но не села к нам, не съела Ни пшеницы, ни овса..." "Значит, все благополучно?" "Слава богу, куманек!.."- Так они ведут беседу С бугорка на бугорок... Но проходит лето,- к югу За дождем летят грачи; Опустели огороды, Обезлюдели бахчи... Воротилась ли к кацапу Беспокойная жена? Не видать... Денек был серый, Ночь дождлива и бурна. Сквозь заплаканные окна Тускло светят огоньки... И, взъерошенные бурей, Приуныли хуторки. Да и на сердце неладно... Что-то втайне их мутит, Недовольны чем-то,- каждый Подозрительно молчит. Вот глядит один и видит Ночью красное пятно... Пригляделся,- у кацапа Занавешено окно. Лето целое ни разу Не подумал он о том, Чтоб к окну приладить ставень Иль заткнуть стекло тряпьем. Так зачем же занавеска? Аль кацап, хоть и женат, Позабыл семью и бога, И боится - подглядят. Вот другой глаза таращит (Он, старик, дремал весь день) И в потемках видит: кто-то Перелез через плетень. И за грядами, где бурый Хмель оборван и повис, У скамьи сошлись две тени И любовно обнялись. Хуторок не скоро понял: "Что за черт!.. одни!.. впотьмах!.." Подошли,-скрипит ступенька... Спичка чиркнула в сенях... Эге-ге! Дивчину вашу Не сберег и домовой... Вот каков наш астраханец! И добро бы холостой! "Ах, грехи, грехи!" И утром Проболтался стих хуторок... Ахнув, бросила старушка Недовязанный чулок. Видит,- внучка в новых бусах, И с нечесаной косой... "Ах, такая ты, сякая! Что ты сделала с собой!.." Внучка вспыхнула, бормочет: "Я ли первая грешна!.."- То-то будет ад кромешный, Как воротится жена!.. Хуторки видали виды, Знают, правдой дорожа, Что такой любви с похмелья Недалеко до ножа. И глядят уже сердито Друг на друга хуторки, Старикам такие шашни, Очевидно, не с руки... Иногда, назло им, ночью Тут такая тишина, Так ярка в холодном небе Одинокая луна; Так роса блестит на серых Паутинках лебеды, Что и ночью ясно видны Им знакомые следы. И не только вдоль тропинки Слышен шелест резвых ног, Видно, чья перебегает Тень с порога на порог... Иногда ж, назло им, тучи Так туманят глушь степей, Так дождит, что слышен гомон Землю роющих ключей; Так тоскливо, что уж лучше Внучки дома не ищи; Тут всю ночь одна старуха Дрогнет лежа на печи. Хуторки дрожат и жмутся, Внемля гулу голосов, Вою,свисту, бормотанью Разгулявшихся ветров. Чу! не ведьма ли промчалась, Ухватясь за помело? Что-то шаркнуло по кровле... Клок соломы унесло. Не бесов ли стая скачет, Не телега ли стучит? Не жена ли из-за Волги К другу милому спешит? Хуторки не спят - и в страхе Чутко слушают впотьмах, Не слыхать ли ночью крика Или стука в воротах?!. 1895

Источник: Прислал читатель

РАССКАЗ ВОЛН

Я у моря, грусти полный, Ждал родные паруса. Бурно пенилися волны, Мрачны были небеса, И рассказывали волны Про морские чудеса. Слушай, слушай: "Под волнами Там, среди гранитных скал, Где растет, сплетясь ветвями, Бледно-розовый коралл; Там, где груды перламутра При мерцающей луне, При лучах пурпурных утра Тускло светятся на дне, Там, среди чудес природы, Током вод принесена, Отдыхать от непогоды На песок легла она. Веют косы, размываясь, Чуден блеск стеклянных глаз. Грудь ее, не опускаясь, Высоко приподнялась. Нити трав морских густою Сетью спутались над ней И нависли бахромою, Притупляя блеск лучей. Высоко над ней горами Ходят волны, и звучит Над кипящими волнами Звонкий голос нереид. Но напрасно там, в пространстве, Слышны всплески, крик и стон - Непробуден в нашем царстве Вашей девы сладкий сон..." Так рассказывали волны Про морские чудеса,- Бурно пенилися волны, Мрачны были небеса, И глядел я, грусти полный: "Чьи мелькают паруса?!" 1845

Источник: Прислал читатель

ДИССОНАНС

(Мотив из признаний Ады Кристен) Пусть по воле судеб я рассталась с тобой,- Пусть другой обладает моей красотой! Из объятий его, из ночной духоты, Уношусь я далеко на крыльях мечты. Вижу снова наш старый, запущенный сад: Отраженный в пруде потухает закат, Пахнет липовым цветом в прохладе аллей; За прудом, где-то в роще, урчит соловей... Я стеклянную дверь отворила - дрожу - Я из мрака в таинственный сумрак гляжу - Чу! там хрустнула ветка - не ты ли шагнул?! Встрепенулася птичка - не ты ли спугнул?! Я прислушиваюсь, я мучительно жду, Я на шелест шагов твоих тихо иду - Холодит мои члены то страсть, то испуг - Это ты меня за руку взял, милый друг?! Это ты осторожно так обнял меня, Это твой поцелуй - поцелуй без огня! С болью в трепетном сердце, с волненьем в крови Ты не смеешь отдаться безумствам любви,- И, внимая речам благородным твоим, Я не смею дать волю влеченьям своим, И дрожу, и шепчу тебе: милый ты мой! Пусть владеет он жалкой моей красотой! Из объятий его, из ночной духоты, Я опять улетаю на крыльях мечты, В эточ сад, в эту темь, вот на эту скамью, Где впервые подслушал ты душу мою... Я душою сливаюсь с твоею душой - Пусть владеет он жалкой моей красотой! 1876

Источник: Прислал читатель

Детство нежное, пугливое, Безмятежно шаловливое,- В самый холод вешних дней Лаской матери пригретое, И навеки мной отпетое В дни безумства и страстей, Ныне всеми позабытое, Под морщинами сокрытое В недрах старости моей,- Для чего ты вновь встревожило Зимний сон мой,- словно ожило И повеяло весной?- Оттого, что вновь мне слышится Голосок твой, легче ль дышится Мне с поникшей головой?!. Не без думы, не без трепета, Слышу я наивность лепета: - Старче! разве ты- не я?! Я с тобой навеки связано, Мной вся жизнь тебе подсказана, В ней сквозит мечта моя; - Не напрасно вновь являюсь я,- Твоей смерти дожидаюсь я, Чтоб припомнило и я То, что в дни моей беспечности, Я забыло в недрах вечности,- То, что было до меня. 1890

Источник: Прислал читатель

КОНЦЕРТ

Здесь Берлиоз!.. я видел сам Его жидовско-римский профиль И думал: что-то скажет нам Сей музыкальный Мефистофель? И вот, при свете ламп и свеч, При яром грохоте оркестра, Я из-за дамских вижу плеч, Как тешит публику маэстро. Трубят рога, гремит тимпан, В колокола звонят над нами... И над поющими струнами Несется звуков ураган. И адская слышна угроза... И раздаются голоса... И встали дыбом волоса На голове у Берлиоза. Поют!.. увы! не понял я, Что значит хор сей погребальный? И вдруг - тебя увидел я, Знакомка милая моя, Тебя, мой критик музыкальный. К коленам уронив цветы, К полудню сорванные нами, Меж двух колонн сидела ты Бледна, с померкшими очами. Я угадал: страдала ты Без мысли и без наслажденья, Как от какой-то духоты Иль в ужасе от сновиденья. И думал: скоро на балкон Мы выйдем... звезды видеть будем... И эту музыку забудем (Инструментальный гром и звон) - Забудем, как тяжелый сон. 1858

Источник: Прислал читатель

ОНИ

Как они наивны И как робки были В дни, когда друг друга Пламенно любили! Плакали в разлуке, От свиданья млели... Обрывались речи... Руки холодели; Говорили взгляды, Самое молчанье Уст их было громче Всякого признанья. Голос, шорох платья, Рук прикосновенье В сердце их вливали Сладкое смятенье. Раз, когда над ними Золотые звезды Искрами живыми, Чуть дрожа, мигали, И когда над ними Ветви помавали, И благоухала Пыль цветов, и легкий Ветерок в куртине Сдерживал дыханье...- Полночь им открыла В трепете лобзанья, В тайне поцелуев - Тайну мирозданья... И осталось это Чудное свиданье В памяти навеки Разлученных роком, Как воспоминанье О каком-то счастье, Глупом и далеком. 1890

Источник: Прислал читатель

ПЕСНЯ

Посв. Н.В. Гербелю Выйду - за оградой Подышать прохладой. Горе ночи просит, Горе сны уносит... Только сердце бредит: Будто милый едет, Едет с позвонками По степи широкой... Где ты, друг мой милый, Друг ты мой далекий? Ночь свежее дышит - Вербою колышет, Дрожью пробирает. Соловей рыдает. Высыхайте, слезы! Улетайте, грезы! Дальний звон пронесся За рекой широкой... Где ты, друг мой милый, Друг ты мой далекий? Зорька выплывает - Заревом играет. Я через куртину Проберусь в долину... Я лицо умою Водой ключевою... Вон и домик виден На горе высокой... Где ты, друг мой милый, Друг ты мой далекий? 1859

Источник: Прислал читатель

СУМАСШЕДШИЙ

Кто говорит, что я с ума сошел?! Напротив...- я гостям радешенек... Садитесь!.. Как это вам не грех! неужели я зол! Не укушу - чего боитесь! Давило голову - в груди лежал свинец... Глаза мои горят - но я давно не плачу - Я все скрывал от вас... Внимайте! наконец Я разрешил мою задачу!.. Да, господа! мир обновлен.- Века К благословенному придвинули нас веку. Вам скажет всякая приказная строка, Что счастье нужно человеку.- Народы поднялись и обнажили меч, Но образумились и обнялись как братья. Гербы и знамена - все надо было сжечь, Чтоб только снять печать проклятья. Настало царствие небесное - светло - Просторно...- На земле нет ни одной столицы, Тиранов также нет - и все как сон прошло: Рабы, оковы и темницы - Науки царствуют - виденья отошли, Одни безумцы ими одержимы... Чу! слышите - поют со всех концов земли Невидимые херувимы. Ликуйте! вечную приветствуйте весну! Свободы райской гимн из сердца так и рвется - И я тянусь, тянусь, как луч, в одну струну - Что, если сердце оборвется!!. 1859

Источник: Прислал читатель

Н.И.ЛОРАНУ

Друг! По слякоти дорожной Я бреду на склоне лет, Как беглец с душой тревожной, Как носильщик осторожный, Как измученный поэт. Плохо вижу я дорогу; Но шагая рядом, в ногу С неотзывчивой толпой,- Страсти жар неутоленной, Холод мысли непреклонной, Жажду правды роковой Я несу еще с собой. Разливается по жилам Жар и жгучий холодок... Или ношу не по силам Взял я на душу,- ходок? Или ноша эта стала Тяжелее и гнетет От осенних непогод?- Ум тупеет, грудь устала, Чувство стынет в этой мгле, Что зари сиянье прячет, И дождит, как будто плачет, Расстилаясь по земле. Но, поверь мне, ноша эта Мне была бы нипочем, Если б только было лето И дышалось бы теплом. Мне б казался путь не долог, Если б солнечных небес Голубой прозрачный полог Окаймлял зеленый лес; Если б в поле пели птицы, А за пашней, на юру, Полоса густой пшеницы Колыхалась по ветру. Не простыл бы жар сердечный, Я б надеждою беспечной Дух мой втайне веселил... И меня б, с утратой сил, По дороге к правде вечной Холод мысли не знобил. 1887

Источник: Прислал читатель

С колыбели мы, как дети, Вплоть до смертного одра, Ждем любви, свободы, славы, Счастья, правды и добра. Но в любви мы пьем отраву, Но свободу продаем... Клеветой марая славу, Мы добро венчаем злом!- Счастьем вечно недовольны, Правдой вечно смущены, В тишину мы просим бури, В бурю просим тишины. 1884

Источник: Прислал читатель

Не мои ли страсти Поднимают бурю? С бурями бороться Не в моей ли власти?.. Пронеслася буря - И дождем и градом Пролилася туча Над зеленым садом. Боже на листочках Облетевшей розы Как алмазы блещут Не мои ли слезы? Или у природы, Как у сердца в жизни, Есть своя улыбка И свои невзгоды? 1850

Источник: Прислал читатель

ВДОВА

Уж не ты ли знаком С чернобровой вдовой, Что живет, без родни, За Москвою-рекой?.. Что на утренний звон, В темь и холод весь пост Ходит слезы ронять На церковный помост. Страшно ей, говорят, В образнице своей; Где же ей замолить Чары грешных ночей?.. Погляди, за толпой Не она ли видна Вся в кадильном дыму У сырого окна?.. Бродит утренний свет,- Тускло светит свеча; Но в кромешной ночи Ее глаз - ни луча... Много дум, гордых дум В их застынувшей мгле; Но смиренья печать На лилейном челе... Говорят, ее муж, Хоть и скряга он был, В шелк ее наряжал, Бриллианты дарил, Да на днях,говорят, На своем сундуке Умер, стиснув ключи В посинелой руке. От чего умер?- глух Был обычный вопрос: И в могилу его Проводили без слез. Но покойника дух, Видно, сам над собой В эту ночь простонал За Москвою-рекой. Его буря несла, Он метелицу нес,- И недаром завыл На цепи его пес. Тень хозяина шла, К дому шла, яко дым,- А хозяйка его Обнималась с другим... С жемчугом на груди И с кольцом на руке, Целовалась она На пустом сундуке. Не спасли его вклад Ни печать, ни зарок... Для кого ж потайной Отомкнулся замок? Отчего вещий страх, Словно жало змеи, Присосался к ее Беззащитной любви?.. Вдруг тревожнее стал Молодой голосок, Засверкал на руке Бриллиант-огонек... Она пряди волос Оправлять начала...- В двери мертвая тень Незаметно вошла. И с тоской на душе, С страшно бледным лицом, Молодая вдова Оглянулась кругом... Мутно стало в очах, Сжал ей сердце недуг, И шепнула она: "Уходи, милый друг! Уж к заутрени звон Прозвонил... Уж потух Лунный свет... на дворе Загорланил петух... Уходи, милый мой! Эти звуки кричат, Что покойный мой муж Принял медленный яд. Отчего я дрожу, Точно совесть моя Нечиста?.. Уходи... Я не выдам тебя... Иногда слышу я Над собой адский смех... Кто мне душу спасет,- Кто отмолит мой грех?!." С этой скорбной душой, С этой милой вдовой Уж не ты ли знаком?.. Не бледней, милый мой! 1895

Источник: Прислал читатель

ЗИМНЯЯ НЕВЕСТА

Весь в пыли ночной метели, Белый вихрь, из полутьмы Порываясь, льнет к постели Бабушки-зимы. Складки полога над нею Шевелит, задув огни, И поет ей: "Вею-вею! Бабушка, засни! То не вопли, то не стоны,- То бубенчики звенят, То малиновые звоны По ветру летят... То не духи в гневе рьяном Поднимают снег столбом, То несутся кони с пьяным, Сонным ямщиком; То не к бабушке-старушке - Скачет внучек молодой Прикорнуть к ее подушке Буйной головой; То не к матушке в усадьбу Сын летит на подставных - Скачет к девице на свадьбу Удалой жених. Как он бесится, как плачет! Видно молод - невтерпеж! Тройка медленнее скачет... Пробирает дрожь... Очи мглою застилает - Ни дороги, ни версты, Только ветер развевает Гривы да хвосты. И зачем спешит он к месту? У меня ли не ночлег? Я совью ему невесту Бледную, как снег. Прихвачу летучий локон Я венцом из белых роз, Что растит по стеклам окон Утренний мороз; Грудь и плечи облеку я Тканью легкой, как туман, И невесты, чуть дохну я, Всколыхнется стан,- Вспыхнут искристым мерцаньем Влажно темные глаза, И - лобзанье за лобзаньем... Скатится слеза!.. Ледяное сердце будет К сердцу пламенному льнуть. Позабывшись, он забудет Заметенный путь. И глядеть ей будет в очи Нескончаемые дни, Нескончаемые ночи... Бабушка, засни!.." 1870

Источник: Прислал читатель

У АСПАЗИИ

Г о с т ь Что б это значили - вижу, сегодня ты Дом свой, как храм, убрала: Между колонн занавесы приподняты, Благоухает смола. Цитра настроена; свитки разбросаны; У посыпающих пол Смуглых рабынь твоих косы расчесаны... Ставят амфоры на стол. Ты же бледна,- словно всеми забытая, Молча стоишь у дверей. А с п а з и я Площадь отсюда видна мне, покрытая Тенью сквозных галерей, Шум ее замер - и это молчание В полдень так странно, что вновь Сердце мне мучит тоска ожидания, Радость, тревога, любовь. Буйных Афин тишину изучила я: Это - Перикл говорит; Если бледна и молчит его милая, Значит весь город молчит... Чу! шум на площад и- рукоплескания - Друга венчает народ - Но и в лавровом венке из собрания Он к этой двери придет. 1855

Источник: Прислал читатель

А.С. ПУШКИН

Читано автором в Москве, в день открытия памятника Пушкину, в 1 заседании Общества Любителей Российской Словесности, 6 июня 1880 года. 1 Пушкин - это возрожденье Русской Музы,- воплощенье Наших трезвых дум и чувств, Это - незапечатленный Ключ поэзии, священный В светлой области искусств. Это - эллинов стремленье К красоте и лицезренье Их божеств без покрывал, Это - голос Немезиды, Это девы Эвмениды Окровавленный кинжал... Это - вещего баяна Струнный говор... свист Руслана... И русалок голоса... Это - арфа серафима, В час, когда душа палима Жаждой веры в небеса, Это старой няни сказка, Это молодости ласка,- Огонек в степной глуши... Это - слезы умиленья... Это - смутное влеченье Вечно жаждущей души... 2 Свой в столицах, на пирушке, В сакле, в габоре, в лачужке, Пушкин чуткою душой Слышит друга голос дальний,- Песню Грузии печальной... Бред цыганки кочевой... Слышит крик орла призывный, Слышит ропот заунывный Океана в бурной мгле,- Видит небо без лазури И,- что краше волн и бури,- Видит деву на скале... Знает горе, нам родное... И разгулье удалое,- И сердечную тоску... Но не падает усталый - И, как путник запоздалый, Сам стучится к мужику. Ничего не презирая, В дымных избах изучая Дух и склад родной страны, Чуя русской жизни трепет, Пушкин - правды первый лепет, Первый проблеск старины... 3 Пушкин - это эхо славы От Кавказа до Варшавы, От Невы до всех морей,- Это - сеятель пустынный, Друг свободы, неповинный В лжи и злобе наших дней. Это - гений, все любивший, Все в самом себе вместивший - Север, Запад и Восток... Это - тот "ничтожный мира", Что, когда бряцала лира, Жег сердца нам, как пророк. Это - враг гордыни праздной, В жертву сплетни неотвязной Светом преданный,- враждой, Словно тернием,повитый, Оскорбленный и убитый Святотатственной рукой... Поэтический мессия На Руси, он, как Россия,- Всеобъемлющ и велик... Ныне мы поэта славим - И на пьедестале ставим Прославляющий нас лик... 1880

Источник: Прислал читатель

В ДЕНЬ ПЯТИДЕСЯТИЛЕТНЕГО ЮБИЛЕЯ А.А. ФЕТА

(1889 г. 28-е января) Ночи текли - звезды трепетно в бездну лучи свои сеяли... Капали слезы,- рыдала любовь; и алел Жаркий рассвет, и те грезы, что в сердце мы тайно лелеяли, Трель соловья разносила - и бурей шумел Моря сердитого вал - думы зрели, и - реяли Серые чайки... Игру эту боги затеяли; В их мировую игру Фет замешался и пел... Песни его были чужды сует и минут увлечения, Чужды теченью излюбленных нами идей; - Песни его вековые - в них вечный закон тяготения К жизни - и нега вакханки, и жалоба фей - В них находила природа свои отражения. Были невнятны и дики его вдохновения Многим; но тайна богов требует чутких людей. Музыки выспренний гений недаром любил сочетания Слов его, спаянных в "нечто" душевным огнем, Гений поэзии видел в стихах его правды мерцание, Капли, где солнце своим отраженным лучом Нам говорило: "Я солнце!" И пусть гений знания С вечно пытливым умом, уходя в отрицание, Мимо проходит!- наш Фет русскому сердцу знаком... 1889

Источник: Прислал читатель

ВАЛЬС

Надежды вальс зовет, звучит- И замирая занывает; Он тихо к сердцу подступает, И сердцу громко говорит: Среди безчисленных забав, Среди страданий быстротечных- Каких страстей ты хочешь вечных, Каких ты хочешь вечных прав? Напрасных благ не ожидай! Живи кружась под эти звуки, И тайных ран глухие муки Не раздражай, а усыпляй! Когда ж красавица пройдет Перед тобой под маской черной И руку с нежностью притворной Многозначительно пожмёт; Тогда ослепни и пылай!- Лови летучие мгновения И на пустые уверенья Минутным жаром отвечай! из книги:Я.П.Полонский. стихотворения и поэмы.советский писатель 1938.

Источник: Прислал читатель


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Яков Полонский стихи: Читать стихотворения Полонского Якова
Поздравление свекрови невестки прозеПоздравление дяде на свадьбу трогательноеС днем рождения для мальчиков 3годаВидео поздравление интересное


Стих я полонского Стих я полонского Стих я полонского Стих я полонского Стих я полонского Стих я полонского


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ